ОТЧЕТ ОБ ЭКСПЕДИЦИИ В ОДЕССКУЮ ОБЛАСТЬ (БЕСАРАБИЮ) (часть 1)

(На сайте публикуется с сокращениями)

Экспедиция была организована группой «Лабиринт» и газетой «Комсомольская Правда».

     Цели экспедиции: 1. Проверка и уточнение сведений о подземных ходах в районе  Белгорода-Днестровского. 

                                             2. Сбор сведений об обитающих в степях и дельтах рек криптидах.

     Время: 27 июля – 6 августа 2004 года

     Участники: Андрей Перепелицын (Калуга). На первом этапе в экспедиции принимали участие корреспондент «КП» Андрей Моисеенко (Москва) и директор подземного палеонтологического музея, спелестолог  Константин Пронин (Одесса).

Автор отчета: Андрей Перепелицын . Фото: Андрей Перепелицын,  Андрей Моисеенко 

     Исходная информация:

     Статья о феномене «Рогатых людей» из альманаха «Не может Быть» №1 1989:

Алексей КАЗАКОВ

 Тайна подземных людей

           Вновь на территории бессарабского городка Белгород-Днестровский стали появляться зага­дочные тени подземных людей. Значит, на тех таинственных историях, которые с ними связаны, еще рано ставить точку.

            Странные происшествия в Белгород-Днест­ровском стали происходить вскоре после войны. Четверо подростков, рыбачивших ночью на берегу лимана, у стены старинной крепости, вдруг при свете луны заметили на зубчатой стене, рядом с одной из башен, несколько фигур в человеческий рост, причем на головах двоих или троих из них мелькну­ли ... рога.

           О похожих фигурах рассказал и страдавший бес­сонницей инвалид, который увидал однажды в окно, как на рассвете рогатые мелькнули у забора пожи­лой армянки, известной в городе своим плодовым садом. Наутро почти все абрикосы и яблоки оказа­лись снятыми с деревьев.

          Число странных происшествий множилось. Ис­чезла цистерна-прицеп с молоком, которую на ночь часто попросту приковывали цепью к металлической ограде парка. Недели через две железную бочку на колесах случайно обнаружили затонувшей в лимане.

          Рогатые существа — люди ли — были явно обе­спокоены проблемой съестного. В этом уже никто не сомневался после нападения на водителя хлебно­го фургона. Бедный шофер помнил только схватив­шие его сзади сильные руки и шедший от неизвест­ных острый запах болота, сырости и еще чего-то. И еще он успел увидеть перед собой тени на мостовой — те, кто его схватил, были рогаты. Свя­занного, с мешком на голове, оглушенного хлебово­за нашли внутри фургона.

          Местная милиция была в недоумении. Ухватиться было не за что: все подозрения на местных жителей рассеивались.

          Вскоре по Белгород-Днестровскому прокати­лось еще одно загадочное известие. Местный мон­тер канализационной сети — герой-чернофлотец, ни капли не бравший в рот, свидетельствовал, что одна­жды, устраняя какую-то неполадку, он, сидя в под­земном колодце, услышал под землей голоса, кото­рые постепенно становились все глуше и глуше. Похоже, кто-то ходил под землей.

           Надо сказать, в городе знали о существовании сети подземных ходов, сходившихся где-то в крепо­сти. По одной версии, их проложили в средние века, когда на берегу лимана генуэзцы, а затем — при молдавских господарях — русские и украинские ма­стера возводили оборонительную крепость. По дру­гой гипотезе рождение подземных коммуникаций следует исчислять с того времени, когда на территории, где и поныне стоит крепость, находился центр древнегреческой колонии — города Тиры.

          Некоторые подземные ходы, утверждали старо­жилы, выходили в подвалы-кладовые, которых было немало в городе, однако эти выходы были или обру­шены или заложены. Но вот в какой части крепости находились «двери» подземных ходов — этого уже никто не знал и не помнил. Говаривали даже, что коммуникации обрывались где-то во рву, окружав­шем цитадель, но сами лазы искусно маскировались дерном и камнем-ракушечником.

          Один из выходов подземных коммуникаций вел и в подвал моих белгород-днестровских родствен­ников, у которых я часто гостил. В году примерно 67-м с одним из моих товарищей (были мы оба школьниками) решили рискнуть и попытаться прой­ти по подземному туннелю, арочный вход в который (высотой в человеческий рост) был засыпан мусо­ром и битым кирпичом. Жители дома побаивались этого места и хранили свои банки-склянки в проти­воположном углу подвала.

          Один день ушел у нас на расчистку входа. На следующий день, запасшись провизией, высокими сапогами и ножами, мы тронулись в путь, освещая дорогу жужжащими динамо-фонариками. Но все наши тщательные приготовления оказались зряш­ными. Метров через двадцать, круто вильнув вправо, ход обрывался. Мы наткнулись на стену из ракушечника — камня, из которого в основном вы­ложены стены крепости. Осветили кладку — по зазо­рам меж камнями и потекам цемента стало ясно, что стена, во-первых, сделана, по крайней мере, в этом веке, а, во-вторых, уложена она с противоположной от нас стороны. То есть со стороны крепости. К сожалению, больше мы попыток что-либо выяснить не возобновляли.

          Но продолжу рассказ о послевоенных событиях в Белгород-Днестровском. Местные жители были взволнованы не на шутку. Что за рогатые существа поселились в заброшенных подземных ходах? Или это сами черти выходят здесь из преисподней? Или — души замученных в крепостных застенках... И снова тревожные знаки: кто-то слышал подземный стук, кто-то, проходя мимо крепостного рва, увидел на его дне колыхание огромных зарослей крапивы: кто-то там двигался.

          Странные эти явления закончились, однако, в од­ну ночь. Но ночь эта была для многих белгород-днестровцев страшной.

          Была зима. Днестровский лиман оцепенел под коркой засыпанного снегом льда; город, и так тихий, к этому времени окончательно задремал, по улицам мела поземка, окна домов гасли рано, и слышалось, как мелкий и твердый снег позванивал по металли­ческим колпакам уличных фонарей.

          И вдруг среди ночи эта умиротворяющая тишина была взорвана.  В домах, стоявших неподалеку от берега  лимана,  слышался   шедший  из-под земли грохот, причем он напоминал недавнюю войну -взрывы, взрывы, взрывы...

          Как рассказывала мне в свое время теперь уже покойная бабка, в ту ночь они выскочили на улицу в ужасе: то ли землетрясение, то ли шабаш! В грохо­чущих недрах шла невидимая битва, продлившая­ся - - с небольшими перерывами - - около часа. Потом все смолкло. Долгие годы казалось, что навсегда.

          Несколько лет назад я после долгого перерыва побывал в Белгород-Днестровском и попытался узнать что-либо новое о тех подземных событиях. Увы, свидетелей я уже не нашел, а в местном крае­ведческом музее те перипетии почти полувековой давности никак не отражены. Но мне удалось встре­титься с двумя местными краеведами-любителями, которых много лет занимает эта история. Зовут этих людей Владислав Челпанов и Сарвар Скляр.

          В своих архивах эти энтузиасты хранят и вырезки из зарубежных источников, где описываются похо­жие события в разных частях света '(много таких случаев в африканских странах). Комментарии уче­ных, если опустить расхождения в частностях, мо­жно свести к двум гипотезам.

          Первая из них, по-видимому, отталкивается от известного предположения английских антрополо­гов Черфоса и Грибина о том, что в свое время часть австралопитеков, попав в слишком благоприятные условия жизни — леса, богатые пищей, теплые края и т.п., — деградировала и не смогла превратиться в полноценных людей, как это случилось с теми человекообразными существами, которые вынуждены были бороться за жизнь.

          Австралопитеки (а точнее, уже их потомки) со временем почувствовали конкуренцию со стороны «настоящих» людей на жизненном пространстве. Выход был - - или погибнуть, или изменить образ жизни. И вот они уходят, так сказать, «в подполье». Вначале еще выходят на поверхность по ночам чем-либо поживиться, потом же — через несколько по­колений - - их основной пищей становится земля, богатая питательными веществами (вспомним чер­вей), а возможно, и сами черви, всевозможные под­земные личинки и... трупы (не это ли объяснение жутких случаев на кладбищах, куда наведывались невидимые потрошители?).

          Из поколения в поколение в генах этих существ запечатлевались мутации, способствовавшие выжи­ванию рода. Так как в подземных норах им приходи­лось ориентироваться в основном осязанием и слу­хом, то одним из характерных признаков новых су­ществ стали длинные, высокие, стоячие, чуткие и подвижные уши. Увидев случайно среди ночи такое существо, тем более если это случалось на кладби­ще, немудрено было впасть в шок от испуга, а потом всю жизнь вспоминать встречу с рогатым дьяволом. Что касается белгород-днестровских событий, то там, надо полагать, «подземные люди» прихватили для своих нужд и чужие коммуникации.

          Не менее экзотична, хотя и не менее умозритель­на, и вторая гипотеза: «черти» -- это дети земных женщин, зачатые от инопланетных существ. Подзем­ная среда обитания — естественна для этих «полу­кровок», и они там себя чувствуют прекрасно. Неяс­ной, правда, остается сама их судьба — то ли они несчастные, брошенные «дети подземелья», то ли, естественным образом отстранясь от людей, они таким образом изучают нас, не оказывая воздейст­вия на ход земных событий.

          И все же, при чем здесь взрывы, украденные хлеб, молоко?

       Трагедия той ночи — результат взрыва подзем­ных газов в коммуникациях, возможно метана, счи­тают Челпанов и Скляр. Видимо, существа уже нака­нуне почувствовали что-то неладное, выходили наружу, старались употреблять в пищу нетрадицион­ные для них продукты, так как земля и все живое в ней начало отравляться от просачивающегося ядо­витого газа. В какой-то роковой момент проскочила искра при ударе двух кремешков друг о друга — и все было кончено. Тот, кто не погиб во время взры­ва, был или завален, или отравился. Так, как считали, погибла приднестровская популяция «подземных людей».

         Что ж, кто знает, может быть, так все и было. Но есть у меня и своя собственная версия. В ней, одна­ко, ни экзотики, ни мистики.

         В августе 1944 года группа советских войск под командованием генерал-лейтенанта А. Бахтина, ку­да входили сухопутные и морские соединения, осво­бодила от румынских войск город Аккерман — ныне Белгород-Днестровский. Во время этих боев в кре­пости находилась минометная рота противника. Как знать, может быть, к этому времени им удалось обнаружить входы в подземные коммуникации. А в 44-м, не желая погибнуть или попасть в плен, какая-то часть солдат и офицеров спряталась под землю. Не исключено, они надеялись на перелом в войне и хотели вести борьбу в советском тылу. Или же это были просто дезертиры.

          Но война была проиграна. Спрятавшиеся под зе­млей тем не менее предпочли кротообразное су­ществование перспективе угодить под трибунал по­сле сдачи властям. Однако надо было как-то жить, чем-то питаться...

          Кстати, о форме. Румынские солдаты носили пи­лотки с конусообразными вытянутыми концами -«рогами», которые в темноте или при плохом зрении можно было бы принять за настоящие рога.

         Вот только что же произошло в ту беспокойную для белгород-днестровцев ночь? Конфликт, закон­чившийся перестрелкой в узком пространстве под­земного хода и гибелью всех, кто в нем находился? А может быть, взорвался военный арсенал спрятав­шихся и осколками гранат и мин те, кто к тому времени, надо думать, уже навсегда потерял наде­жду стать победителем, были разнесены в клочья?

          Или все-таки природа этого явления иная, связа­на она не с войной, а с тем, о чем рассказывали мне за столом, усыпанным журнальными вырезками, Челпанов и Скляр? Может быть, и поныне рядом с нами, но на другом «этаже», умело скрываясь от нас, живут наши дальние родственники, которые пошли по другой ветви эволюционного развития... или от­цами которых стали те, чьи следы заметает сам Космос. Сейчас же в связи с сообщениями о новом появлении подземных людей есть надежда, что их тайна все же будет разгадана.

                   В ходе личной переписки с Татьяной Ф., московской туристкой, родом из Белгорода-Днестровского, та категорически утверждала, что рассказы о «рогатых людях» слышала задолго до публикации вышеприведенной статьи.

              Дневник экспедиции:

              27 июля.

     Первый этап экспедиции организовала и спонсировала  «Комсомольская Правда», так что отправились на поезде. Я, автор отчета,  Андрей Перепелицын, подсел в него на станции «Калуга-2». Поезд оказался «повышенной комфортности»: с ковровыми дорожками внутри, сложными занавесками на окнах,  бельем в вакуумной упаковке и т.п. Также обещалась кормежка пассажиров в пути, однако была она скорее символической: выдали только завтрак и ужин, весьма малообъемные, так что брать еду в такие поезда все равно надо (или ходить в вагон-ресторан). Интересно, что нашему третьему попутчику по купе, немного не доезжавшему до конечной (он ехал в Кривой Рог, а не в Одессу), ужин не принесли! Дурдом. Чай у проводника платный – 10 руб. (в вагоне-ресторане – 6!). Из-за навороченных занавесок из окна почти ничего не видно... В общем, автостопом было бы ехать гораздо интереснее, тем более, что погода стояла хорошая.  Путь несколько скрашивали беседы с попутчиком – 70 летним жителем Ханты-Мансийской АО, бывшим политруком тамошней гражданской авиации, а в настоящее время преподавателем и энтузиастом радиационной экологии. По его словам, в местах, где добывается нефть, на поверхность выносятся вместе с ней и радионуклиды, так что среда загрязняется весьма сильно, особенно в местах слива отходов. Когда разговор зашел о криптозоологии, собеседник заявил, что неизвестных крупных животных в нефтяных регионах быть не может: там, якобы, очень высокая плотность полетов на малой высоте над тайгой, так что любые мамонты и носороги должны бы были вспугиваться шумом авиационных двигателей и наблюдаться летчиками, а те бы отмечали такие встречи в рапортах – чего собеседник не припомнит. Говорил он это (как и все другое) весьма уверенно, так что Моисеенко он почти убедил, да и меня заставил задуматься о перспективах работы в Западной Сибири. Правда, поговорив еще немного, с удивлением я заметил, что во многих вопросах геологии и радиационной физики знания попутчика весьма поверхностны (Андрей Моисеенко тоже согласился), так что... В общем, надо ехать на север и выяснять шансы на существование там криптид самостоятельно.

         28 июля.

       Приехав в Одессу, устроились в заказанном Андреем полулюксе частной гостиницы. Стоит отметить, что обменный курс плавает в очень широких приделах, даже в соседних обменниках: на вокзале мы разменяли 15 гривен за 100 руб, а потом через дорогу я увидел  вывеску «17 гривен за 100». А в Киеве, через неделю, в одном месте даже «18 за 100». Вывод: торопиться с обменом денег на Украине не надо. Пока ехали к гостиннице, я завел беседу с таксистом. О «рогатых людях» в Белгороде-Днестровском он знает только то, что была такая публикация, легенды же о тамошних подземных ходах слышал с детства. Твердо уверен в их истинности, заявив примерно так:

      - Имеется подземный ход под дном лимана, от Овидиополя до Аккермана, построенный еще римлянами. Он сейчас затоплен, но не до конца – там своеобразная система шлюзов. В городе время от времени случаются провалы, особенно в районе почтамта.

      Сходили на цивильный пляж (ужасно – масса людей, вода теплая, так что не освежает). Вечером встретились со спелестологом и профессиональным геологом, доктором Константином Константиновичем Прониным. Впрочем, меня он заочно знал по публикациям в «спелестологическом ежегоднике».

     В первой же беседе Пронин поделился следующей информацией:

     1. Об аномальных явлениях под землей слышал много, но сам сталкивался с чем-то действительно необъяснимым лишь раз. В 70-80 х годах в составе комсомольского оперотряда  проводил в катакомбах облаву на диких спелестологов. И вот вижу: яркий бело – голубой свет за поворотом. Обрадовался: тот проход блокирован нашими постами, сейчас попадутся. Заодно посмотрим, что у них за фонарик мощный, и конфискуем (то есть заберем себе). Однако никто не вышел... Куда человек с этим светом мог деться – непонятно, никаких поворотов там нет, спрятаться негде. Главное же – в то время подобных источников света ни у кого не было, о них даже не слышали, все ходили с фонарями, дающими обычный желтый цвет (лампы накаливания, ацетиленки). А сейчас такие фонари есть – галогенные фары на машинах (собеседник показал на проезжавшую машину). И если бы  увидел этот свет сейчас – совершенно бы не удивился, решил бы, что кто-то автомобильную фару затащил под землю.

     2. Когда речь зашла о «рогатых людях» Пронин заметил, что подозревает, что журналисты их придумали не сами, а прочитав написанную им по приколу в соавторстве газетную статью о Катакомбнике. Что интересно – такого персонажа в фольклоре нет, его сами авторы  и придумали, однако потом пошли письма и рассказы от «очевидцев», так что пришлось разоблачиться и писать опровержение.

     3. В отношении биолокации Константин Константинович твердо уверен, что метод работает, но что именно ищет рамка, никто не знает:

     - Я с одним лозоходцем поспорил  на коньяк: за каждую найденную полость я ему бутылку, за каждую ошибку – он мне. Проверяли бурением. Ни на одну полость не вышли, но всегда что-то было: замытая полость, мусорная яма, в общем – какое-то нарушение, неоднородность. В итоге никто никому коньяк не поставил.

     Возвращаясь к Белгороду-Днестровскому Пронин заметил, что хотя подвалы имеются в каждой башне, и известны кое-где закладки, надежных документальных данных о подземных ходах он не имеет. Скажем, в описании крепости в1902 года, сделанном Штерном, никаких сведений о ходах нет.

     Правда, турецкий историк Челеби пишет, что когда чистили ров – вскрыли пещеру с огромными костями:

      Наш пан Мелек Ахмед-паша змушений був стояти на місці до тих пір, аж поки не прийдуть вісті від кримського хана і від інших частин яничарських військ, котрі повинні були надійти із столиці. І тому глашатаї об'явили всьому військові ісламу, всьому населенню міста, аби [люди] не сиділи склавши руки. Кожного дня» готувалось до десяти казанів шафранового пло­ву, всьому військові та населенню міста щедро роздавались продукти харчування. Грали музиканти. Всі алайбеї, чєрі - баші, бьолюкбаїии семидесяти байраків секбанів та сериджа ретель­но взялись до справи: було виявлене велике піклування про очищення Аккерманського рову. І коли по рову пустили води Дністра і він був || очищений, в реєстрі був зроблений [про це] запис. Глашатаї прокричали, що якщо хто-небудь кине до рову [хоч би] одне зернятко гірчиці, то над ним буде заподіяна розправа, —- так повторювали зони і попереджували.

     ! ось, о мудрість Божа! Одного разу, коли чистили рів, вікрився вхід до якоїсь печери. Багато із воїнів ввійшло до неї і винесли звідти велику кількість людських черепіз. Тс були пожовклі черепи розміром в добру*) міру ячменю. Потім були витягнуті гомілкові кістки і кістки рук багатьох сотень людей, і в кожній із них було по п'ять — шість локтів довжини. Були знайдені також кістки ребер та нижніх щелеп розміром в два-три аршини. Оглянувши це, люди сказали: «Все у волі Аллаха». І знову всі ті кістки поклали назад до печери, а вхід до неї за­мурували сумішшю вапна з товченою цеглою. 

       Евлея Челеби «Книга Подорожничи» («Книга путешествий»). МП «Гермес» Одесса 1997 год.

      Однако Пронин в достоверности ее сомневается – если предположить, что были найдены кости животных плейстоценовой фауны, то за столетия они должны бы были рассыпаться на воздухе, пусть и в пещере. По его мнению, автор сообщения перенес реальные находки фоссилий, сделанные в глинах на побережье, в крепость.

    Также было замечено, что отделяющий крепость ров залегал на два метра ниже уровня лимана (хотя он значительно колебался в разные эпохи), так что перебросить подземный ход под ним  - задача очень сложная (хотя и реальная – породы водоупорные). Должно  быть какое-то капитальное сооружение по типу винтовой лестницы, идущей вниз.

  Это страница       №1     продолжение на    №2  ,   №3  и   №4

ГЛАВНАЯ 1

НАЗАД

ГЛАВНАЯ 2

пубг рулетка . Original Original Chocolate Slim
Хостинг от uCoz