ОТЧЕТ ОБ ЭКСПЕДИЦИИ НА ЧЕРНОМОРСКОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ КАВКАЗА, СОСТОЯВШЕЙСЯ 12 - 24 АПРЕЛЯ 2005 ГОДА

Это страница   2   окончание на    №3 , а вот начало  №1

17 апреля

Ночью серьезный дождь так и не пошел – однако ветер и морось не прекратились, более того – палатка моих новых друзей, натянутая на четыре высоких дуги, просто сплющилась от ветра. Замерзли они весьма – и палатка летняя, и вещей теплых не взяли. Кстати, интересно эта палатка собирается – мгновенно, но стойки не разбираются, а сгибаются, так что в чехле она похожа на бубен диаметром более полметра, хотя и тонкий / сантиметров в пять толщиной. Вместе приготовили завтрак, после чего стали паковаться. Ребята, несмотря на мои отнекивания, подарили несколько бич-пакетов. Спасибо – они оказались кстати. 

По моей инициативе пошли смотреть дольмен – вообще, я собирался посмотреть «попутные» дольмены, информация о коих имеется в составленном В.Черновилом описании на сайте «мегалит.ру». Джубгинский был и первым по дороге, и вообще первым в моей жизни.

Найти его оказалось несложно – знают и работнгики санатория, и прохожие, и даже указатель имеется. Что сказать? В общем-то, ничего грандиозного, впечатления чего-то сверхдоступного возможностям человека мегалит не производит. Более того – сложить его вручную, я бы сказал, несложно: человек двадцать за неделю вполне справились бы. даже работая не полный день. 

В целом он больше всего напоминает некий хлев – имеется даже своеобразный дворик для выгула...

Отверстие довольно большое – я бы смог пролезть, но делать это не стал, ограничившись тем, что посветил фонариком. Алексей влез, а выглянув, сказал, что дольмен реставрировали –  замазывали швы цементным раствором.

Попрощавшись, поехали по своим маршрутам. Не помню, как я попал на выезд из Джубги, также и не помню первую машину, подвезшую совсем недалеко – до  Лермонтово, что ли... Далее доехал, снова на локале, до поворота на п.Ольгинка – при этом начался наконец настоящий дождь и когда высадился, тот уже поливал вовсю. Хорошо, нашлась автобусная остановка, и стоя на ней я примерно через (что не много при такой погоде) застопил микрик. Рядом с водителем сидела женщина, я так понял – семейная пара, довольно пожилая, едут на личной машине по каким-то коммерческим делам. При посадке имел место интересный момент – как обычно, я поинтересовался у водителя: «не такси ли? подбросит ли бесплатно?» - тот кивнул, а когда я залазил, сказал жене: «вот попадаются козлы, деньги ни за что берут». Потом еще сказал мне что-то сочувственно-извинительное, в том смысле, что козлов среди драйверов все же мало. Явно мужик подумал, что предыдущий водитель хотел с меня деньги взять – хотя на самом деле поднимаю я вопрос гонорара при поездке на легковушках почти всегда, а здесь еще и машина была маршрутного слегка облика, и наслушался я страшных рассказов о платном автостопе в этих местах...

Услышав о моих интересах, сказали мне собеседники одну интересную вещь: год-два назад писала туапсинская газета, «Вечерний Туапсе», что ли (она там одна официальная) о некоем чудовище в море – то ли пингвине, то ли еще каком-то чуде, замеченном в море. Понятно, я решил зайти в редакцию, но увы – было воскресенье. Однако информация была интересной, и я решил переночевать где-то вблизи города, дабы с утра посетить журналюг. Впрочем, до города меня не довезли, высадили на повороте за Агоем – а там сразу начинается затяжной подъем на Агойский перевал... Попытался было пройти, но конца ему видно не было, да и дождь не прекращался, так что, обнаружив автобусную остановку с аборигенами и выяснив, что здесь уже ходит городской автобус, доехал до центра на нем. Билет исключительно дешев – три рубля! Похоже, «курортная дороговизна» - очередной миф... 

В Туапсе мне по любому надо было сделать остановку – посмотреть дольмены севернее города. Выяснив, что туда ходит автобус до Кирпичного, доехал на нем до нужной остановки – а вылезя, обрадовался: дождь прекратился, небо прояснилось. Сразу стало не просто тепло, а даже жарковато, так что снял куртку. Выяснив у аборигенов путь, пошел к интересовавшим меня объектам. Дорога поднималась круто вверх, среди частных домов, облепивших склон. 

Поскольку не исключал возможность стать лагерем около дольменов, надо было запастись водой, Колодец оказался на этой же  улице – в виде железной бочки. Набрал две торпеды и по тропе начал вскарабкиваться в гору. Подъем оказался весьма крутым – настоящий пыхтун, хотя тропа не просто набитая, а даже благоустроенная: выложена кое-где плашками. Посередине ее меня ждал сюрприз: прикрученная к дереву рядом табличкеа, на коей было сказано, что дольмены решением Туапсинской администрации находятся на природоохранной территории, осмотр их может осуществляться в сопровождении экскурсовода за плату, а самовольное посещение запрещено! Под текстом были указаны телефоны, по коим следовало обращаться за экскурсионным обслуживанием. Тарифы указаны не были.

Оглядевшись, я не обнаружил ни будочки с кассой, ни лесников, ни вообще каких-либо человеков, а потому звонить не стал и пошел на охраняемую территорию самостоятельно. Предварительно вылив воду из одной торпеды, таким образом облегчив рюкзак.

 Дольменов здесь два: один целый, второй раскидан. Оба классической конструкции, размерами еще меньше, чем в Джубге. Находятся практически на вершине горушки, относительно небольшой площади. Рядом имеются кострища, внизу видны автодорога и поселок. Для длительной стоянки место не очень...

Увидев, что тропа, хотя и плохо натоптанная, продолжается я спустился с другой стороны холма, попутно осмотрев его, и отметив обнажившиеся на склоне, под корнями дерева  плиты, также слегка похожие на обработанные или сложенные...

С этой стороны запретительных надписей не было, хотя и тропы более похожи на козьи – так что всегда можно сказать, в случае чего, что поднимались на горку здесь и просто так, а о мегалитах и слыхом не слыхивали...

  Спустившись, я обнаружил, что оказался на кладбище, причем весьма оригинальном: захоронения расположены на узких террасах, и глубина могил явно того же порядка, что и расстояние между ярусами – метра два. Как только санитарная служба такое допускает... Других особенностей, этнографического так сказать, свойства, некрополь не имеет: обычные могилы с памятниками и оградками.

По случаю воскресенья  было много людей, так что путь к автобусной остановке я выяснил без проблем, и уехал на маршрутке-ПАЗике до центра (7 руб). Отметил, что слева (если ехать из города – справа) стоит на постаменте катюша. Однако вылезать не стал: народу в автобусе уже было много, а боевая машина была вполне рядовой: БМ-13 на базе «студера» (если я правильно рассмотрел).

В центре города выяснил дорогу к «месту на берегу, где можно стать с палаткой и есть вода- - вопрос, как и в Джубге, никого не удивил. Указали идти к северо-западной части города, в район грузового порта, перейти мост и пройти берегом, сколько понравится.

Так и сделал. Попутно посмотрел город – дома преимущественно панельные, чувствуется, что планировался он не как курортный, а как рабочий.  От многих окон протянуты к противоположным склонам, деревьям и домам веревки для сушки белья, на двух блоках: то есть белье подтягивается на просушку по принципу флага на флагштоке, только горизонтально. 

Обходя пляж, спросил у мужиков про воду – ответили, что впереди есть щель с ручьем, а насколько вода пригодна для питья – они не знают, но кипятить уж надо обязательно, ибо выше санаторий и дом отдыха. Добравшись до щели, обнаружил там отсутствие людей, но несколько обустроенных площадок под палатки и немало мусора. Впрочем, вдоль моря отдыхающих и рыбаков ходило немало. В Джубге мне понравилось больше. 

Оставшуюся половину дня дурковал. Несколько раз прогулялся вдоль моря на несколько километров: берег такой же скучный, как и в Джубге, пляж представляет собой узкую полосу между морем и обрывом. Попадаются только раковины рапан, окатанные, нашел также пару кусочков пемзы и окатанные гальки из кальциевого оникса. В общем, так себе. Больший интерес вызывают шишки южных сосен и буковые орешки, падающие сверху. 

Море было довольно спокойным, облака ушли, но ветер на побережье был холодным, так что даже в куртке малость продрог и ушел в щель. Здесь было тихо – так что даже загорал. Все увито плющом и лианой неизвестного мне вида. С дровами напряженно – все пожгли, приходится таскать плавник, коего тоже не избыток (опять же, в Джубге лучше). Был интересный момент: заметив порхающую бабочку-подалирия, от нечего делать стал ее скрадывать, сам не понимаю зачем: подалирия я очень хорошо снял несколько лет тому назад в Ульяновской области.  Однако, когда потом проявил пленку – не пожалел: оказывается, на этот раз мне попалась самка. Вывод на будущее ясен. 

Набегавшись, лег возле палатки загорать, читая подаренную книжку про понтийских греков. Так и день прошел.

18 апреля

Утром, сфотографировав установленное в виде памятника зенитное орудие на въезде в Туапсе, отправился в центр. Редакцию нашел довольно быстро – однако там шла планерка (понедельник), попросили зайти позже. Пошел искать фотопленку (ибо заканчивалась) – выбор удивительно мал, цены раза в полтора дороже, чем у нас. Время было, так что только в третьем по счету магазине, купил «фуджи» почти по калужской цене – и, конечно, в следующем же оказалась еще дешевле... 

Планерка в редакции кончилась только в 11 часов дня – зашел к Главному, точнее, Главной – это дама лет 50. Встретила суховато, однако разговаривать не отказалась. Впрочем, ничего и не знала, заверив, что публикации ни о каких местных чудищах в последние годы у них не было. 

Получается, либо вчерашние информаторы чего-то напутали, либо публикация была перепечаткой, и явно не на местную тему (а таковые редко какой редактор упомнит). Подозреваю, что речь идет о кочующей по газетам и журналам главе из книги Сандерсона о гигантском пингвине во Флориде.

...С большим трудом выяснив, какой автобус идет к выезду (этот вопрос туапсинцы понимали так же плохо, как и жители любого среднестатистического города), добрался к нему и почти сразу застопил какую-то локальную машину. Место высадки оказалось неудобным – затяжной подъем, хотя и пологий, так что пошел пешком вперед, даже не голосуя. И вдруг рядом остановилась машинка-жук, ГДРовского происхождения, какие лет двадцать назад внезапно появились на улицах наших городов, а потом так же внезапно исчезли. Водитель помахал рукой, а когда я поместился в кабинку, заявил:

- Чего пешком идти – садись, подвезу, хоть в Сочи. 

На вопрос о гонораре слегка обиделся:

- Я всю жизнь водителем работаю, и вообще у нас в Абхазии деньги за это не берут.

Мужику было уже лет за 60, и человеком оказался он очень интересным. Долгое время жил он в Абхазии и по национальности абхазец (сказал об этом сам, иначе бы не подумал – акцент при беседе не чувствовался и лицо особо носатым не было). Сейчас почти бомж – уехал из-за заварухи, но в России так и не обосновался: то климат не понравился, то жилье найти не мог. Машину эту он приватизировал в конце перестройки, «начальство уважило за долгую работу», и доволен: дизель, конструкция по немецки добротная, а ГАИшникам в падлу останавливать такого раритетного клопа, разве что из любопытства. 

Высадившись перед мостом через р.Аше (кстати, указатели здесь почти везде отсутствуют, карту надо постоянно держать открытой – и это федеральная трасса, едрен батон!) пешком пошел по направлению к Мухортовой Поляне, где, согласно описанию Черновола, во дворе частного дома имеется дольмен. 

Поскольку сомневался в правильности пути – подошел к идущей навстречу женщине и решил уточнить. А разговорившись с ней, узнал и по криптозоологическому вопросу кое-что.

Переходя к более приземленным вопросам собеседница сказала, что если пройти к морю и взять налево, то есть, не переходя мост – там есть места для отдыха и установки палатки, только вот железная дорога близко – поезда стучат.

Дорога уходила вверх, и я с километр шел по ней, любуясь дикими абрикосами и мелкой, но широкой рекой справа и непривычными обнажениями слева – слои известняков здесь направлены чуть ли не перпендикулярно  поверхности, кое-где под углом градусов в восемьдесят. Дышит Земля! Несколько раз подворачивал к осыпям и обнажениям – ни единой окаменелости не обнаружил. Впрочем, скоро меня подобрала легковушка, хотя и пешком было недалеко.

Дольмен действительно оказался в частном дворе (хотя указатель «к дольмену»  на сельской улице имеется.  Во дворе были две женщины, явно адыгейки. Я зашел, открыв калитку, поздоровался и спросил, можно ли посмотреть и сфотографировать мегалит. Опасался, что потребуют деньги, но мне сказали только, чтобы аккуратнее ходил – двор, как здесь принято, покрывают бетоном и он еще не застыл. Вокруг дольмена, кстати, специально огородили досками круг, каковой бетонировать не стали... Молодцы. Дольмен классической конструкции, но выглядит как-то игрушечно – самый маленький из всех, что я видел, и закрыт плитой, как кепкой, причем надетой слегка набекрень.  Очень хотел поговорить о нем, но женщины, похоже не склонны были общаться и, когда я еще искал ракурсы, скрылись в доме.

Обратно до трассы часть пути тоже подвезли, а там почти сразу поймал бензовоз, подбросивший до Мамедовой Щели. Обозначенная на карте асфальтовая дорога кончается в стоящем в ней селе, точнее, ауле – в реальности же, как я обнаружил, она продолжается орографическим левым берегом – в конце ее развалины заброшенной фермы и рекламный щит-указатель: чайный домик. Дегустация разных сортов чая.

Перейдя на другой берег, обнаружил, что сельская улица проходит именно по нему, точнее, проезжая часть по нему, а дом стоят на другой стороне. Причем к каждому дому подвешен свой индивидуальный мостик! Встав на середину одного, очень интересно смотреть на череду их – штук двадцать. Солнце было с неудачной стороны, потому решил сфотографировать утром. Абориген в крайнем доме – разговорчивый и общительный мужик, показал дорогу к дольмену, сообщил, что несколько выше по реке красивое место с водопадами и перекатами, и явно не хотел прерывать разговор, приглашая зайти к нему на обратном пути. Думаю, он бы с радостью меня вписал, но в мои планы это никак не входило. 

 Тропка к дольмену представляла собой пыхтун знатнецкий, еще покруче вчерашнего туапсинского. Но находится мегалит не на вершине горы, а как бы на очень пологой террасе или выступе. Черновил особо отмечает его уникальность – дольмен имеет большой размер, пирамидальную форму и целиком вырублен из монолитной скалы.

Действительно – смотрится оригинально, однако и в данном случае для постройки его нечеловеческих усилий затрачивать явно не пришлось.

Находится он на краю площадки, крыша сорвана, в погребальной камере (во всяком случае, археологи внутренние полости дольменов считают погребальными камерами) стоит вода. 

Для ночевки место было не очень хорошим, да и рано еще было, так что я пошел к указанным водопадам. Место действительно оказалось красивым: водопадов два, во впадающем в основное русло ущелье, падают навстречу друг другу с шестиметровой высоты, правда, довольно тощие. Над ними прикручена табличка, с названием их (не помню). О взимании денег за осмотр их, как ни странно, ничего не говорилось. Хотя место цивильное: места для кострищ, шалаш, даже сравнительно культурная мусорная яма. Поставив палатку, что сделать оказалось непросто из-за каменистого грунта, постирался и даже слегка помылся – у водопадов. Вначале, правда, зачерпывал воду  с опаской, ожидая холодового минишока, но она оказалась довольно теплой. Даже на третий день трудно мне было привыкнуть к тому, что в середине апреле здесь уже почти лето. 

Закончив с гигиеной, занялся фотосъемкой и лазанием по окрестностям. Оказалось, что и на основной реке, выше полянки, видушники весьма неплохие: огромные камни, перекаты. Камни окатанные: белого, коричневого и розово-вишневого цветов, что-то вроде мергелей. Несколько штук расколол – пустота.

Потом на склоне увидел зеленую ящерицу, о портрете коей мечтаю с 1999 года – и когда уже почти приучил ее к себе, услышал снизу голоса. Пришлось бежать к оставленным вещам, и вовремя: на поляну входили две группы подростков, каждая человек в сорок. Присутствовали и взрослые: две женщины и мужичок в спортивном костюме, лет сорока. Последний сразу пошел ко мне, протягивая руку. Познакомились – оказался он местным гидом-экскурсоводом-инструктором. Сейчас привез школьников – сами они северяне, с какого-то нефтяного города, а здесь по путевке отдыхают (и даже  учатся) в санатории. По аномальным темам собеседник мне ничего не сказал, только поведал, что выше по ущелью есть еще более красивые водопады, но продираться туда по руслу не так просто, а тропинку в обход можно сразу и не найти. Потом он повел свою паству к водопадам, рассказывая красивую и печальную историю о юноше и девушке, которые бросились с обрыва от несчастной любви и превратились в струи воды. Преподал он это как местную адыгейскую легенду, но позже, снимаю меня по моей просьбе у водопадов , шепотом признался, что не может поручится, что «предание» не выдумано экскурсоводами, а адыги о нем и не догадываются. 

Ночью я проснулся от  шума моросящего дождя, и с надеждой,  что к утру он прекратится, снова заснул...   

19 апреля

Дождь действительно прекратился – но тучи ходили низкие и хмурые, так что все было ясно. Позавтракав, вышел на дорогу. Девчонки вчерашние, естественно, не появились – но это и к лучшему. Только добрался до остановки – хлынул дождь (хорошо, она с крышей была). Понятно, что тупо автобус я не ждал, а голосовал проезжавшим машинам – и вторая же, белая легковушка, меня подобрала. 

За рулем сидел средних лет мужчина в камуфляже, возможно, лесник (хотя я не спрашивал). Во всяком случае, он часто бывает в аулах и кое-что рассказал мне интересное:

На мою сентенцию, что вот мол, в Ленинградской области лес массово рубят, а здесь лесовозов не видно, усмехнулся:

- Тоже рубят по страшному. Только выбирают бук. И в горах. Где дорог нет – вертолетами вывозят. И с лицензиями, и без...

В Лазаревском привез меня водитель прямо к автовокзалу. Учитывая вчерашнее удивление водителей на предупреждение о надежде на альтруизм, сегодня я решил выяснить: принято ли в этих местах брать за подвоз бакшиш или нет, а потому решил всем предлагать оплату при высадке (все равно много не возьмут). Так и сделал – и этот водитель категорически отказался.

Автовокзал в Лазаревском, как водится, бестолковый: народу много, суета... Все же выяснил, что автобус будет только в обед, а до полпути – через два часа, решил выбираться на нужную дорогу, найти остановку и стопить, а если дождь кончится – то идти пешком. С трудом (как всегда) выяснив, какая маршрутка идет в нужном направлении, так и сделал.  Дождь то утихал, то усиливался – и я, пройдя немного, выбрал остановку с крышей на относительно ровном участке что на горной дороге не просто) и стал стопить. Машин шло относительно много, но практически  все махали «сворачиваю» (что понятно – ведь практически стопил в городской черте, поселок еще не кончился). Все же минут через двадцать остановилась легковушка, за рулем коей сидел типично кавказского облика человек, сказавший: «да мы всего до третьего». Говорил он с классическим акцентом и более того – был даже в кепке. Рядом с ним сидел мужик такого же возраста – в районе сорока – но без ощутимых национальных черт. при высадке в каком-то полудачном поселке я, как решил, поинтересовался: сколько с меня»? Водитель, мне показалось, не понял постановки вопроса, сказал что-то вроде «Вах», а когда я уже вылез, достал пакет с вафлями в шоколаде, и, несмотря на отговорки, вручил три «на дорогу», говоря, что я из далека, и надо угостить, да вот ему больше сейчас нечем...

В этот момент в небе резко появились просветы, потом буквально за пять минут оно очистилось и стало так тепло, что дальше шел в футболке (а до этого слегка прозяб). Хорошо жить на юге! Пошел пешком, при этом убедился, что махавшие водители не обманывали – трафика практически не было, так что ничто не отвлекало от любования пейзажами, очень необычными для меня: дерева, увитые плющом и обросшие омелами, горы с ползущими по ним облаками, серпантины дорог, ущелья... Кстати, покрытия дороги  качественное, асфальт (хотя  на карте – грунтовка!), но трафика  никакого – напоминает Ленобласть. Километра через два меня взяла буханка. Кстати, с названиями здесь путаница: части населенных пунктов вроде бы, вернули настоящие, адыгские наименования -  но реально в обиходе пользуются и старыми, и новыми, причем указатели на дорогах отсутствуют! Даже имея две карты, советскую генштабовскую и дунаевский атлас, разбираться было не просто.

Покинув машину, решил сходить по большому и важному делу, что оказалось не так-то просто – склон весьма крутой, а кусты и трава мокрые. Все же облюбовал относительно ровную полянка, и, конечно, именно в этот момент внизу прошел автобус. Впрочем, о том, что упустил возможность проехать километра два,   я отнюдь не горевал – ибо кругом меня было множество диких пионов.  Они прямо на глазах раскрывали свернутые на время дождя лепестки, а солнце светило как по заказу. Бросив рюкзак, обегал метров двести, подыскивая наиболее фотогеничные растения –  многие были уже отцветшими, и это в середине апреля на полукилометровой высоте!

Направился дальше, и вскоре опять был подобран легковушкой. Довез он меня до моста  (на карте, кстати, он не показан), а сам поехал дальше.  

Река относительно широкая, но не глубокая – хотя мост над водой расположен довольно высоко. Сразу за рекой несколько магазинчиков, а дальше – собственно аул. Администрация находится в самом конце, в двухэтажном доме. Как водится, в этом же флаконе находятся и клуб, и почта и по-моему, даже школа. Двери открыты, многие кабинеты тоже – но не души, хотя время еще рабочее – было около 15 часов. Я даже поорал «Людиии!» - никто не отозвался. Выйдя во двор, увидел во дворе соседнего дома грузовик, из коего выгружали доски. Подошел – оказалось, среди нескольких мужиков имеется и завклубом. Сказав, что сельсовет нынче уже работать не будет, он предложил присесть и охотно стал рассказывать о своем ауле и своих земляках.

Число постоянных жителей не очень большое – если не ошибаюсь, были названы числа 90 человек и 25 домов, однако культурное и богатое. В советские времена выращивали чай, сейчас хуже, но... Особо мужик отметил, что вышло отсюда 52 кандидата наук! По аномальным темам, как водится, культработник ничего не знал, и даже про статью о динозавре не слышал. Ничего не оставалось, как идти по домам, искать информаторов самостоятельно.

Общения я слегка побаивался – таки Кавказ, однако вскоре оказалось, что никаких проблем нет. Более того – если бы  не наши имена и фамилии, не понял бы, что это не обитатели русских деревень. Акцент практически неуловим, а в менталитете их, как ни странно, для меня загадки не было – посели здешних людей в мою деревню, они бы сошли за своих. Абсолютно никакой разницы в общении: кто-то похитрее, кто-то по простоватее, кто-то разговорчив, кто-то замкнут, кто-то (выпимший) норовит поспорить и пофилософствовать – кто-то трезвый вздыхает о всеобщем развале. Даже в Белоруссии с аборигенами общаться мне было труднее, не говоря о туповатых и совсем далеких от нас по мышлению казахах или молдаванах. Единственное: чуть более, чем у нас, кажется, замкнуты женщины: хотя останавливаются и разговаривать не отказываются, как-то отвечают несколько односложно и отсылают к мужчинам. Впрочем, такое и в наших деревнях наблюдается, разве что чуть менее заметно. Кстати, в одеяниях пожилых женщин (бабок то бишь) чувствуется нечто этнографичное: платки, повязанные как-то особо (слегка по-украински), платья какие-то хитрые, на ногах нечто вроде чуней... (тоже консерватизм, характерный и для   славянских деревень). Мужики одеваются, независимо от возраста, абсолютно нормально, разве что пожилые чуть более патриархально (видел несколько шляп!)   

Но совсем другое дело быт. В отличии  от виденных ранее в эту экспедицию населенных пунктов, здесь национальный колорит чувствуется очень ярко: дома совершенно необычные, двухэтажные, и понятно сразу – весьма нестандартной планировки, амбары на ножках, так что над землей образуется просвет, в котором свободно гуляют куры... Живут богато: все ухожено, много машин, а у трех домов видел почти забытые у нас ГАЗ-66. Как пояснили аборигены, эта машина здесь ценится выше джипа, и владелец ее попадает в разряд уважаемых и зажиточных людей, ибо по горным дорогам лучше нее идут только совсем уж тяжелые машины вроде «Уралов» или танков. Улица заасфальтирована, мало того – на ней аж два «лежачих полицейских»! При том, что основная дорога на Марьино идет по другому берегу, а здесь тупик!

         В последнее время здесь явно начал процветать туристский бизнес: на двух домах были таблички «Усадьба Адыг-шапсуга, музей». Музеи явно частные, но оба закрыты. Вероятно, еще не сезон. Жаль, хотелось посмотреть. 

         Говорят, что не так редко группы ходят и по горам. Пещеру недалеко знают многие – и даже, как сказали, на тропке есть указатель к ней.

Выяснив все, что меня интересовало, я покинул аул.

Когда прощались, я обратил внимание на здание напротив – вроде сарая, но с вышкой, похожей на каланчу. Сначала принял ее за пожарную, но заметил наверху маленький полумесяц – уж не мечеть ли? Спросил. Оказалось, точно – мечеть!

Вышел я около семи часов вечера, и когда добрался до родника, дождь почти утих. Чайные домики мне категорически не понравились – по крайней мере, надо было основательно подметать пол, так что я решил все же ночевать в палатке. Пока совсем не стемнело, пошел искать пещеру. Маркированную тропу нашел быстро – где на деревьях, где на камнях стояли синие метки. Пошел по ней и вышел к... красивым водопадам – жаль, что было темно и не удалось ничего снять. Пошел в обратную сторону – вышел в ущелье, тоже живописное... Далее тропа шла на мостик, явно направляясь к побережью. Пройдя дальше, нашел еще одну тропку, помеченную уже красными метками – и снова пришел по ней не к пещере, а к водопадам (другим). Потом аналогичным путем попал к обустроенной стоянке... А бегать, между тем, было весьма тяжеленько – хотя иногда я и оставлял рюкзак, когда точно знал, что пойду обратно этим же путем – но не всегда была такая уверенность... А горки там крутые, с нашими не сравнить. в итоге, уже в сумерках, плюнул на поиски и вернулся к роднику, чуть выше коего облюбовал полянку для лагеря – там было выложенное камнями кострище, хотя явно пользовались им не туристы, а пастухи или какие-то сторожа. Небо прояснилось, до темноты даже трава слегка подсохла, так что нормально приготовил ужин, и еще с полчаса в сумерках ходил вокруг, наслаждаясь вечерними горами с ползущими по ним клочьями тумана... Ночью сквозь сон несколько раз слышал вой шакалов – причем, казалось, совсем близко от палатки. 

 Это страница     2    окончание на     №3   , а вот начало  №1

 

ГЛАВНАЯ 1

НАЗАД

ГЛАВНАЯ 2

Deposit $10 Play With $70 - at www.blackjack-tricks.com .
Хостинг от uCoz