©Перепелицын А.А. Калуга, «Лабиринт»

НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ О ФЛОРЕ И ФАУНЕ БОЛОТ, РАСПОЛОЖЕННЫХ НА ТЕРРИТОРИИ ТИХВИНСКОГО РАЙОНА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ (А ТАКЖЕ О, ВОЗМОЖНО, ОБИТАЮЩИХ В НИХ НЕИЗВЕСТНЫХ ВИДАХ ПРЕСМЫКАЮЩИХСЯ), ПОЛУЧЕННЫЕ В ХОДЕ ЭКСПЕДИЦИИ ГРУППЫ «ЛАБИРИНТ», СОСТОЯВШЕЙСЯ В МАЕ 2002 ГОДА

         Данные заметки написаны специально для профессиональных биологов, заинтересовавшихся проблемой «летучих гадов» питерских болот и желающих получить как более подробные сведения  об этом не описанном, но, возможно, реально существующем виде, так и составить собственное  представление о экологических условиях в местах его обитания. Приношу искренние извинения за нестрогость и неточность формулировок и терминологии – автор хотя и является до некоторой степени зоологом-любителем, но его познания в зоогеографии и геоботанике оставляют желать лучшего.

О проблеме «летучего гада»

     Бабочка 

          Насколько нам известно, впервые научная и широкая общественность узнали о ней из опубликованной И.Сергеевым в конце 80-х годов в  журнале «Природа Севера» (Сыктывкар) заметки. В ней он в полухудожественной форме сообщал о слышанных в 40 – 50-х годах, во время проведения изыскательских работ в Тихвинском районе, преданиях о «летучем гаде» - встречающейся на болотах небольшой змее, способной резким толчком подбросить себя в воздух. Один из информаторов Сергеева убил такое существо и хорошо рассмотрел тушку, отметив такие характерные особнности: утолщенное туловище с роговыми выростами (для планирования - ?), гребнеобразный вырост на голове. Заметим, что здесь и далее детальное описание анатомических деталей «летучего гада» и иных криптид (животных, существование которых не доказано), знание которых  может быть использовано для сопоставления свидетельств очевидцев и отсеивания недостоверных, мы опускаем – однако готовы предоставить информацию о них зоологам по запросам. Так же не указываем мы здесь и вероятный ареал криптид – во избежание создания ненужного ажиотажа в тех местах.

        Насколько нам известно, первые целенаправленные опросы населения с целью проверки и уточнения  сообщения Сергеева были проведены нашей группой в ходе февральской экспедиции 1999 года (см. соответствующий отчет), по результатам которой можно было уверенно говорить о высокой вероятности  существования в болотах одного или даже нескольких неизвестных видов пресмыкающихся. Опросы сельского населения были продолжены Ильей Агаповым в 2001 году, а также и в последней комплексной экспедиции. Кроме того, нами были разосланы несколько десятков запросов в администрации перспективных в криптозоологическом отношении (малая плотность населения, заболоченная труднодоступая территория) волостей Ленинградской области.

Краткое описание внешнего облика криптид

Сообщения информаторов в отношении внешнего облика искомых криптоживотных можно разделить на три группы.

    1. Змея от 0.7 м до 2-х, цвет тела черный, бурый или серый, на голове гребнеобразный вырост. Подобие «летательной перепонки» заметил лишь один из наших респондентов. Змея по отношению к человеку ведет себя достаточно агрессивно, при встрече не стремиться скрыться, а иногда, напротив, делает выпады, напоминая в этом отношении полозов. По уверениям сельчан, охотно она плавает и лазает по кустам и деревьям, что также указывает на возможную принадлежность вида к полозам. В некоторых отношениях, согласно рассказам, экология «гребенчатых» змей сходна также со знаменитыми пальмовыми «летающими» змеями Юго-Восточной Азии. Впрочем, все найденные нами непосредственные очевидцы видели животное исключительно на земле, однако по бытующим среди населения убеждениям, змея эта хорошо прыгает, полностью отрывая туловище. При прыжке с земли преодолевает несколько метров, при прыжке с ветки дерева или куста – несколько десятков (по одному свидетельству – до двух сотен). Считалось, что в воздухе змея не может изменить направление, отсюда давалась рекомендация бежать от прыгнувшей змеи зигзагом. Согласно поверьям, змея для человека не представляет опасность большую, чем другие местные виды, коих всех считают здесь равно ядовитыми (даже веретенниц!). Было поверье, что «увидеть змею с гребнем – не к добру». Впрочем, согласно рассказам, их видели и убивали в первой половине ХХ века неоднократно, после 60-х годов встречи стали исключительно редкими. При опросах создавалось впечатление, что в некоторых населенных пунктах тема «летучих гадов» табуирована.
     2. Змея от 0.7 м до 2 м, похожая в целом на гадюку, но насыщенно-зеленого цвета, с черным рисункам на спине (на общем зеленом фоне). Согласно свидетельствам очевидцев, животное может  совершать прыжки до пяти метров, подбрасывая себя с поверхности земли. Встречаются такие змеи очень редко, однако никаких поверий с ними не связано и отношение к ним в целом совершенно равнодушное, как к неким редким, но обыкновенным «зеленым гадюкам».
Заманчиво предположить, исходя из сходного поведения и мест встреч, что животные двух вышеописанных групп являются представителями одного вида, отличия же могут объясняться половым и (или) сезонным диморфизмом.
    3. Получено также несколько некорелирующих сообщений:  о  змее с чередующимися бело-голубыми кольцами; змее с черно-стальными кольцами; змее полуметровой длины, но окрашенной «как питон, виденный по телевизору»; змее с рожкообразными выростами на голове; белой змее (вероятно, альбиносе гадюки); медянке (точнее, медянице) с рудиментарными задними конечностями. Разумеется, правильнее бы говорить не о змеях, а о змеевидных животных.

География и экология криптид.

                    Прежде всего отметим, что практически все сообщения о безногих пресмыкающихся, внешне непохожих на известные в Евразии виды, поступили исключительно из населенных пунктов, находящихся не далее чем в одном километре от крупных (1000 – 2000 кв. км) непроходимых болот.  Даже в удаленных от болот на 3 – 5 км населенных пунктах сообщений либо нет вообще, либо они крайне неясные. Особенно показательно в этом болото В. имеющее длину свыше ста километров, а ширину в среднем около двадцати: болото имеет меридиональную ориентацию, при этом в населенных пунктах на севере и юге его границ  получены однотипные сообщения о «летучих гадах», из населенных же пунктах на востоке его,  отделенных от непроходимых трясин лесными массивами шириной до пяти километров, сообщений практически не поступало.

         В то же время, все  наблюдения, информация о которых получена нами от непосредственных очевидцев,  сделаны не в трясинах, а исключительно в лесах или редколесьях, если и заболоченных – то, в общем, незначительно. Здесь, как и в описании облика криптид, имеется значительное расхождение как с данными Сергеева, так и с отмеченным выше общим тяготением мест бытования быличек к трясинам. Убедительно объяснить противоречие мы затрудняемся, хотя с некоторыми допущениями это сделать, видимо, несложно. 

       Что касается экологии «летучего гада», то, по нашим данным (снова расходящимися с информацией Сергеева), она, безусловно, весьма сходна с экологией обычных здесь гадюк. Существенно отличается она лишь в том, что «наша» змея, по бытующим преданиям и двум свидетельствам, охотно лазает по ветвям деревьев и кустарников. Как уже говорилось, предания и отдельные наблюдения недвусмысленно указывают на тяготение этого вида к открытой проточной воде. 

Неполное описание биогеоценозов в месте работы экспедиции. Сведения о наблюдавшихся животных и растениях.   

        Громадное заболоченное пространство, представленное несколькими болотами разных типов, находится в междуречье двух довольно крупных, «полусудоходных» рек, и, как уже говорилось, имеет меридиональную ориентацию.  Воображаемая ось массива удалена от ближайшей автодороги и расположенных на ней  населенных пунктов  в среднем на 15 км.

       При движении от указанной автодороги к центру болот, где был разбит  стационарный лагерь экспедиции, хорошо наблюдалась смена растительных сообществ:   вначале это довольно сухие хвойные леса, с многочисленными бурными ручьями и реками в довольно глубоких (до 15 м) каньонообразных берегах. В этих местах ведутся промышленные рубки и другие лесохозяйственные работы, ведется сбор грибов и ягод, охота, рыбная ловля, имеются тропы, и в целом их можно отнести к регулярно посещаемым населением. В то же время следует отметить, что уже в километре от села под ногами мы увидели медвежьи следы, а несколько позже – стадо кабанов и следы лосей. Берега рек и ручьев сплошь изрыты бобровыми норами. По словам местных жителей, медведи регулярно выходят к дереве, что их абсолютно не удивляет, численность лосей и кабанов сильно колеблется по годам – в последние годы они стали весьма многочисленны. Судя по всему, особого рекреационного пресса угодья не испытывают – в окрестных селах охотников мало, у питерцев почему-то эти районы также особой популярностью не пользуются.

      Относительно сухие лесные массивы  быстро сменяются вторичными хвойными редколесьями на искусственно осушенных болотах. Мелиорация проведена несколько десятилетий назад, территорию через каждый километр пересекают дренажные канавы примерно двухметровой глубины со стоячей водой. Впрочем, увлажнение почвы здесь, несмотря на проведенные работы, все равно значительное: ряд участков можно отнести к труднопроходимым. Поверхность покрыта типично болотной растительностью: мхами, по большей части зелеными, клюквенником. В отдельных, чуть более высоких местах, встречаются островки  луговой растительности.

      Судя по всему, мелиорация проводилась с целью последующих торфоразработок – впрочем, насколько можно судить, в широких масштабах они не велись и совсем прекращены в настоящее время. Единственная узкоколейка разобрана. Хозяйственная деятельность сводится к охоте (есть даже один охотничий домик, ныне практически бесхозный), рыбалке, сбору клюквы и незначительным лесозаготовкам.

       Приблизительно в семи километрах от села мелиорированные земли заканчиваются, и дальше начинаются территории, практически оторванные от цивилизации. В основном это весьма увлажненные равнины, с небольшими «островками» среди них. Перепады высот очень незначительные – менее двух десятков метров. За все время работы мы не встречали следов человека менее чем двадцатилетней давности. Показанных на карте автомобильных проселков практически нет – в принципе, для вездеходов-внедорожников доступна лишь одна дорога, недавно расчищенная лесоустроителями. Впрочем, возможно, еще несколько десятилетий назад антропогенная деятельность велась здесь чуть более  активно: посередине одного болота  имеются следы лежневки, кое-где на возвышенных местах существуют посадки ели, в двух-трех таких же сохранились полуразвалившиеся сараи, показанные даже на карте-двухкилометровке  (не исключено даже, что здесь были небольшие сенокосные участки!) - и это, по существу, все следы человека! Подробнее о географии района работы экспедиции можно узнать из статьи С.Каминского.

       В центральной части массива в первую очередь биогеоценозы можно разделить на пять групп.

     1. «Острова» - сухие возвышенности, площадью по нескольку кв.км, судя по всему, расположенные на моренных грядах, оставленных ледником (грунт песчаный). Леса хвойные, преимущественно сосновые, в том числе искусственные посадки, на открытых местах растительность типично луговая: ежа, первоцвет, фиалка душистая, щавель, крапива, кипрей и т.п. На отдельных участках встречаются, судя по всему, интродуцированые кустарники: смородина, шиповник, малина…

      Так же и видовой состав чешуекрылых здесь типично «луговой»: павлиний глаз, белянки, голубянки, крушинницы…

      Во время нашего пребывания именно на «островах» мы чаще всего видели гадюк – вероятно, в относительно холодное весеннее время их привлекают прогреваемые солнцем места. 

         Судя по следам, на «острова» регулярно заходят лоси.

       Многие такого типа «острова» окружены моховыми болотами и имеют четкую границу: по периметру их окружают трясинные участки, практически непроходимые. Ширина их – до нескольких десятков метров. Преодолеть их обычно удается по полосам редколесья, судя по всему, располагающимся на мореных грядах.

       2. Заболоченные леса – как правило, смешанные: сосна, ель, береза… Состав и высота древостоя зависит от степени увлажнения, а она бывает самая разная: от практически обычных хвойных боров, до практически находящихся в трясине труднопроходимых лесов, как правило, разреженных. От этого  же зависит и видовой состав почвопокрывающей растительности: зеленые мхи, черничник и брусничник, вереск, плауны, папоротник-орляк… Как и на островах, здесь мы постоянно встречали следы лосей (и наблюдали залегшего теленка), кабанов, часто встречались «лепешки», состоящие из неперваренной клюквы. Гадюки в лесу встречались редко, и ближе к сухим солнцепроницаемым местам, например, опушкам. Нередко попадались а глаза живородящие ящерицы. Медянок, ужей, бесхвостых амфибий не видели ни разу, хотя по словам местных жителей они в болотах обитают. Интересно, что целыми днями в таких лесах порхали бабочки ночного павлиньего глаза. Нередко встречались «сигары» березового листоверта.

 

Лежневка

      Буквально в нескольких десятках метрах от экспедиционного лагеря в ельнике, были (С.Каминским) найдены выстланные еловыми ветками (лапником) две округлые площадки, каждая в диаметре около полутора метров, явно использовавшиеся как лежки. Обе находятся под елями среднего возраста, на расстоянии около пятнадцати метров друг от друга. Ветви, несомненно, не отгрызены, а сломаны,  с нижней части нескольких деревьев, и стащены в кучу. Судя по виду, лежки уже не используются по крайней мере с осени прошлого года. Назвать животное, соорудившие их, мы затрудняемся

        Б.

Лежневка

3.  Ручьи – на водорозделе (в центре массива) представляют собой своеобразные цепочки луж в трясинных участках, с едва текущей водой, затем превращающиеся в более мощные ручьи. Все они плотно заселены бобрами: имеются каналы (часто и дающие начало ручью), плотины, хорошо видны норы (хаток не встретили ни разу). Возможно, именно из-за наличия бобров,  водная поверхность всюду открыта, водной растительности очень мало. 

     Кстати, как в ручьях, так и во всех болотных водоемах вода имеет желтовато-коричневый цвет, хотя и прозрачна. Мы не готовы сказать, чем он вызван: соединениями железа или примесями органики.

     4. Болота (в традиционно-бытовом понимании) – лишенные древесной и кустарниковой растительности увлажненные участки. Несомненно, здесь существует множество их типов, но, не будучи специалистом, классифицировать их автор затрудняется. Отмечу лишь, что все они преимущественно верховые, если и покрыты водой – то глубиной не более 10 см и площадь таких своеобразных «луж» в общем, незначительна. Типичны кочкарники. Абсолютно непроходимых участков крайне мало. Растительные сообщества исключительно своеобразны и по видовому составу резко отличаются  от имеющихся рядом в лесных участках. Прежде всего следует назвать мхи, причем чуть ли не половина их видов – зеленые, клюквенники. Плодов клюквы много, и она после зимовки вполне съедобная, вероятно, не только для человека (как уже отмечалось выше).Обычен подбел, местами образующий сплошные заросли  - так что в период цветения болота покрыты бело-розовыми пятнами. Встречается багульник болотный (болиголов) – хотя сплошных зарослей он и не образует, но, тем не менее, раскрывшиеся цветки издают заметный запах, возможно, оказывающий легкое галлюциногенное воздействие.  Птиц много, но наблюдали их только с большого расстояния, так что со сколько-нибудь большой вероятностью смогли определить только серых журавлей и кряковых уток. Часто встречаются покопы кабанов. Из пресмыкающихся встречались только живородящие ящерицы, амфибий не наблюдали. Насекомые также по видовому составу своеобразные, заметны бабочки зелено-изумрудного цвета, пока нами точно не определенные.

     5.  Озера – судя по карте, имеются среди болот, однако ближайшее находилось более чем в десяти километрах от лагеря, и не одного маршрута к нему не сделали.
       Следует особо сказать, что из  змей мы наблюдали исключительно гадюк, при )этом отметим, что все наблюдения сделаны в разреженых лесных участках, весьма сухих, за исключением одной-двух особей, все встреченные животные были, судя по серому цвету и неагрессивному поведению (даже при долгой фотосъемке змеи не далали выпадов, а стремились скрыться) самками. Интересно, что доля особей-меланистов (по крайней мере предварительно мы относим виденных черных змей к избыточно пигментированной форме обыкновенной гадюки) здесь составляет не менее 50% общей численности популяции.
         По итогам экспедиции можно сделать вывод, что болотно-лесные массивы на северо-востоке Ленинградской области, несомненно, являются малоизученными, имеют богатый видовой состав флоры и фауны и вполне могут скрывать эндемичные виды, в том числе и не описанные.

Ответы на вопросы скептиков, не допускающих существование «гребнистой змеи» на Северо-Западе России

   НАЗАД  В "ЭКСПЕДИЦИИ"                      НАЗАД В КРИПТОЗООЛОГИЮ  

   ГЛАВНАЯ                          ГЛАВНАЯ II 

Спецобувь и валенки на резиновой подошве от Одэкс, тут доставка.
Хостинг от uCoz